Автоправо        09 июля 2018        173         0

Судебная практика ст 99 гпк рф

Статья 99 ГПК РФ

2. Доказательства, которые свидетельствовали бы о недобросовестности ответчика в заявлении спора против иска либо о его систематическом противодействии правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела, должен представить истец, заявляющий требование о взыскании в его пользу вознаграждения за фактическую потерю времени .

3. Судебная коллегия Верховного Суда РФ отмечала то, что приведенное правило дает суду право возлагать уплату вознаграждения за фактическую потерю рабочего времени на сторону, виновную в судебной волоките, в пользу другой стороны, которая такую потерю имеет, а не в доход государства, как иногда это делали суды при вынесении решения по делу. Это следует из буквального текста закона .

Статья 99 ГПК РФ

1. Исходя из ранее высказанных Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ суждений можно сделать вывод, что комментируемая статья имеет строго ограниченные рамки применения. Она может применяться лишь в тех случаях, когда в судебном заседании будет установлено, что одна из сторон заявила неосновательный иск или неосновательные возражения против иска или она противодействует правильному и быстрому рассмотрению и разрешению спора, вследствие чего другая сторона фактически теряет рабочее время и из-за этого несет убытки. Эти обстоятельства должны быть подтверждены имеющимися в деле доказательствами.

3. Судебная коллегия Верховного Суда РФ отмечала то, что приведенное правило дает суду право возлагать уплату вознаграждения за фактическую потерю рабочего времени на сторону, виновную в судебной волоките, в пользу другой стороны, которая такую потерю имеет, а не в доход государства, как иногда это делали суды при вынесении решения по делу. Это следует из буквального текста закона.

Компенсация за фактическую потерю времени: проблемы правоприменения

В настоящее время ученые сходятся во мнении, что норма о компенсации за потерю времени фактически не работает. А. В. Юдин считает ст. 99 ГПК РФ неудачной попыткой законодателя сформулировать санкции за процессуальную недобросовестность. Д.А. Туманов отмечает чрезмерную абстрактность нормы, что в результате привело к пробелу в праве. В.М. Жуйков и М.К. Треушников трудности в применении статьи объясняют тем, что сторона, требующая компенсации за потерю времени, должна доказать недобросовестность своего оппонента в споре. А.Г. Новиков указывает, что бесспорных доказательств злонамеренности поступков стороны не имеется, поэтому мнение судьи по подобному вопросу всегда будет основано на вероятности, что неизбежно влечет риск его отмены. И.Р. Медведев идет дальше, указывая на обоснованное нежелание судейскою корпуса взыскивать компенсацию за потерю времени на практике, и объясняет его, в частности, тем, что сама санкция этой нормы, рассчитанная на основе критерия вреда в виде «потери времени», мала и поэтому недостаточно эффективна, она не может возмещать нанесенный пострадавшей стороне ущерб и уж тем более остановить недобросовестную сторону. Кроме того, он указывает на множество процессуальных вопросов, до настоящего времени не разрешенных законодателем судебной практикой, которые препятствуют применению ст. 99 ГПК РФ.

В случае если вина стороны в совершении охватываемых диспозицией нормы действий отсутствует, требование к ней о компенсации за потерю времени не может быть удовлетворено, ее деятельность по судебной защите права, которое на самом деле ей не принадлежало, могут повлечь только взыскание судебных расходов без компенсации за потерю времени.

Комментарий к ст

3. Судебная коллегия Верховного Суда РФ отмечала то, что приведенное правило дает суду право возлагать уплату вознаграждения за фактическую потерю рабочего времени на сторону, виновную в судебной волоките, в пользу другой стороны, которая такую потерю имеет, а не в доход государства, как иногда это делали суды при вынесении решения по делу. Это следует из буквального текста закона .

2. Доказательства, которые свидетельствовали бы о недобросовестности ответчика в заявлении спора против иска либо о его систематическом противодействии правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела, должен представить истец, заявляющий требование о взыскании в его пользу вознаграждения за фактическую потерю времени .

Судебная практика ст 99 гпк рф

Хороший пример – иски потребителей, в них делается выбор между выплатой денежного возмещения, предоставлением аналогичного товара или ремонтом товара за счет продавца. Может выясниться, что ответчик не в состоянии выполнить решение путем организации ремонта. Остается обращение в суд.

Судебная практика по ст. 203 ГПК РФ строится на решении вопроса, является ли просьба истца изменением сущности решения. Например, банк просил из-за изменения рыночной цены земельного участка разрешения снизить его цену на торгах, т.к. при ранее обозначенной цене его никто не хотел покупать. Все суды отказались удовлетворить просьбу, считая ее изменением решения. ВС РФ принял иное решение и согласился с иском.

Ст 99 гпк рф с комментариями

Они имеют разные субъектные составы, основания для присуждения, порядок присуждения и т.д. Основанием для взыскания компенсации за потерю времени является недобросовестность стороны, заявившей неосновательный иск, либо систематическое противодействие правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дел. Добросовестное заблуждение не может быть основанием для взыскания компенсации за потерю времени. Противодействие правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела может выражаться в непредоставлении требуемых доказательств, неявке без уважительных причин, уклонении от прохождения экспертизы и т.д.

Рекомендуем прочесть:  Межевание земельных участков как основание на право собственности

Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств. Комментарий к Ст. 99 ГПК РФ 1. Исходя из ранее высказанных Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ суждений можно сделать вывод, что комментируемая статья имеет строго ограниченные рамки применения. Она может применяться лишь в тех случаях, когда в судебном заседании будет установлено, что одна из сторон заявила неосновательный иск или неосновательные возражения против иска или она противодействует правильному и быстрому рассмотрению и разрешению спора, вследствие чего другая сторона фактически теряет рабочее время и из-за этого несет убытки.

Комментарий к статье 99 ГПК РФ

1. Исходя из ранее высказанных Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ суждений, можно сделать вывод, что комментируемая статья имеет строго ограниченные рамки применения. Она может применяться лишь в тех случаях, когда в судебном заседании будет установлено, что одна из сторон заявила неосновательный иск или неосновательные возражения против иска или она противодействует правильному и быстрому рассмотрению и разрешению спора, вследствие чего другая сторона фактически теряет рабочее время и из-за этого несет убытки. Эти обстоятельства должны быть подтверждены имеющимися в деле доказательствами .

3. Судебная коллегия Верховного Суда РФ отмечала то, что приведенное правило дает суду право возлагать уплату вознаграждения за фактическую потерю рабочего времени на сторону, виновную в судебной волоките, в пользу другой стороны, которая такую потерю имеет, а не в доход государства, как иногда это делали суды при вынесении решения по делу. Это следует из буквального текста закона .

Практика применения ГПК РФ 7

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Кнышева В.П.,
судей — Кебы Ю.Г., Потапенко С.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании 20 января 2004 г. истребованное по надзорной жалобе Пальковой Ю.А. дело по иску индивидуального предпринимателя Преснухина А.А. к Пальковой Ю.А. о возмещении ущерба, переданное для рассмотрения в порядке надзора на основании определения судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В. от 23 декабря 2003 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., объяснения представителя Пальковой Ю.А. — Хрулева С.Б., поддержавшего доводы надзорной жалобы, представителя Преснухина А.А. — Курнаева Н.Н., возражавшего против доводов надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:
индивидуальный предприниматель Преснухин А.А. обратился в суд с иском к Пальковой Ю.А. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, ссылаясь на то, что ответчица работала у него заведующей салоном-магазином «Метелица». 21 марта 2002 г. с ней был заключен договор о полной коллективной материальной ответственности, в соответствии с п. 2.2 которого Палькова Ю.А. приняла на себя обязательство бережно относиться к переданным ей на хранение материальным ценностям и принимать меры к предотвращению ущерба. Ответчице регулярно передавались товары на хранение и реализацию. По ее вине, подтверждающейся актом проведенной инвентаризации 15 апреля 2002 г., утрачена шуба стоимостью 49000 руб. Просил взыскать с Пальковой Ю.А. 16490 руб. 46 коп., а также сумму уплаченной государственной пошлины.
Ответчица иск не признала.
Решением мирового судьи Вологодской области по судебному участку N 4 от 12 июля 2002 г. постановлено: взыскать с Пальковой Ю.А. в пользу частного предпринимателя Преснухина А.А. в возмещение ущерба 16490 руб. 46 коп., в возмещение расходов по госпошлине 604 руб. 71 коп., а всего 17095 руб. 17 коп. В остальной части иска отказать.
Апелляционным решением Вологодского городского суда от 9 октября 2002 г. решение мирового судьи в части взыскания с Пальковой Ю.А. в пользу частного предпринимателя Преснухина А.А. 17095 руб. 17 коп. отменено и постановлено: отказать частному предпринимателю Преснухину А.А. в удовлетворении иска о взыскании с Пальковой Ю.А. 16490 руб. 46 коп. в возмещение ущерба, 604 руб. 71 коп. расходов по госпошлине. В остальной части решение суда оставлено в силе.
Определением президиума Вологодского областного суда от 28 апреля 2003 г. отменено апелляционное решение Вологодского городского суда от 9 октября 2002 г., решение мирового судьи по судебному участку N 4 от 12 июля 2002 г. оставлено без изменения.
В надзорной жалобе Палькова Ю.А. просит отменить определение президиума Вологодского областного суда от 28 апреля 2003 г., оставив в силе апелляционное решение Вологодского городского суда от 9 октября 2002 г.
Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит их подлежащими частичному удовлетворению.
В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.
По данному делу президиум Вологодского областного суда допустил существенные нарушения норм процессуального права.
Согласно ст. 385 ГПК РФ суд надзорной инстанции направляет лицам, участвующим в деле, копии определения суда о передаче дела для рассмотрения в суд надзорной инстанции и копии надзорной жалобы или представления прокурора. Время рассмотрения дела суд назначает с учетом того, чтобы лица, участвующие в деле, имели возможность явиться в суд на заседание.
Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте рассмотрения дела, однако их неявка не препятствует его рассмотрению.
Однако, как указывает в надзорной жалобе Палькова Ю.А., суд надзорной инстанции в нарушение указанной нормы не известил ее о времени и месте рассмотрения дела. Определение судьи о передаче дела в президиум областного суда было направлено ей по адресу: г. Вологда, ул. Воркутинская, 66-77, а не по месту ее регистрации: г. Вологда, ул. Воровского, 66-77, в связи с чем она была лишена возможности принять участие в заседании президиума Вологодского областного суда.
Этот довод Пальковой Ю.А. объективно подтверждается материалами дела, определение судьи о передаче дела в президиум областного суда и извещение о дне слушания дела в порядке надзора действительно ошибочно направлены по адресу, где она не зарегистрирована, не проживает и не указывала данный адрес для получения почтовой корреспонденции по данному делу.
При таких обстоятельствах определение президиума Вологодского областного суда подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд надзорной инстанции.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:
определение президиума Вологодского областного суда от 28 апреля 2003 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд надзорной инстанции.

Рекомендуем прочесть:  Как получить налоговую льготу через госуслуги

115. Что включается в состав судебных расходов?
Состязательный процесс связан с несением сторонами судебных расходов, которые присуждаются стороне, в пользу которой состоялось решение суда, с другой стороны (ч. 1 ст. 96 ГПК).
К судебным расходам относятся: государственная пошлина и издержки, связанные с рассмотрением дела (ч. 1 ст. 88 ГПК).
ГПК по-новому, значительно шире, чем ГПК 1964 г., определяет состав издержек, связанных с рассмотрением дела.
Согласно ст. 94 ГПК к ним теперь относятся также расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд, а также другие, признанные судом необходимые расходы.
Таким образом, состав издержек, связанных с рассмотрением дела, не только расширен, но и определен неисчерпывающим образом: суд по своему усмотрению может признать такими издержками и другие, не указанные прямо в ГПК.

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ СТ

1 УДК 34 ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ СТ. 99 ГПК РФ. КОМПЕНСАЦИЯ ЗА ПОТЕРЮ ВРЕМЕНИ Зайцев В.С. Научный руководитель профессор Сахнова Т.В. Сибирский федеральный университет Существует ли гражданско-процессуальная ответственность? Теория гражданской процессуальной ответственности в российской правовой доктрине находится в стадии формирования. В связи с данным обстоятельством существует дискуссия по поводу природы такого вида юридической ответственности. На наличие гражданской процессуальной ответственности впервые в науке гражданского процессуального права обратила внимание Н.А. Чечина. Отдельные вопросы процессуальной ответственности освещали в своих трудах П.Ф. Елисейкин, И.М. Зайцев, В.В. Бутнев, Е.А. Крашенинников, В.В. Комаров, А.Г. Новиков, А.В Цихоцкий, М.И. Штефан и др. В данной работе мы будем рассматривать гражданскопроцессуальную ответственность как на самом деле существующую. Ст. 99 ГПК РФ закрепляет положение, согласно которому со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени, при этом сторона должна действовать с прямым умыслом. Можно выделить следующие действия стороны, которые при доказанности умысла являются основанием для взыскания компенсации за потерю времени: 1 1) злоупотребление правом на обращение в суд (лицо, обращаясь в суд, не преследует цели получения судебной защиты, а действует исключительно во вред другой стороне, искусственно изменяет подсудность с целью затруднить другой стороне доступ к правосудию); Иск для защиты неправовых либо юридически нейтральных благ направлен на защиту заведомо отсутствующих у истца прав. Так, один житель Екатеринбурга не смог смириться с отказом возлюбленной и попытался отомстить ей через суд, потребовав назад все, что дарил своей прекрасной даме в период ухаживания: часы кварцевые настенные, зеркало настенное фигурное, сумка хозяйственная, коробка конфет «Птичье молоко», цветы азалии (два горшка), кружка с ее именем, шоколадка 100 г с орехами, 3 кг бананов желтых, 300 г печенья «Сладкоежка», большое красное яблоко, четыре желтых яблока, значок вуза в виде ромбика, градусник «Рыбка», две почтовые открытки, а также семь желтых полуботинок. В удовлетворении иска было отказано, однако сотрудники суда в панике, поскольку «Козлов грозится пойти по всем инстанциям, включая Верховный и Европейский суд по правам человека, но теперь у них отбоя нет от журналистов», 2 — сообщает газета. Полагаем, что полная абсурдность заявленных исковых требований свидетельствует лишь об одном мотиве действий истца — привлечь к себе внимание столь оригинальным способом. Сотрудникам суда не 1 Калинина М.В. Компенсация за фактическую потерю времени: проблемы правоприменения//арбитражный и гражданский процесс 6, Соколова М. Любовь и желтые полуботинки//российская газета июля. С. 8.

Рекомендуем прочесть:  Как получить льготу на оплату коммунальных услуг в спб

3 3) сама норма является «дефектной», в частности, И.Р. Медведев приводит следующие доводы: 1 — санкция очень мала и незначительна и потому недостаточно эффективна, она не может возмещать нанесенный пострадавшей стороне ущерб (нивелируется ее компенсационное значение). Сам положенный в основание нормы критерий определения вреда в виде «потери времени» и рассчитанная на его базе денежная компенсация может во многих случаях оказаться несоразмерной реальным убыткам от злонамеренных действий. Именно поэтому угроза применения ст. 99 не останавливает недобросовестных лиц (сведено на нет превентивное воздействие возможности будущего наказания); — толкование положений о «фактической потере времени» приводит нас к выводу о том, что наложение взыскания может иметь место только в отношении физических лиц; более того, их круг ограничен только сторонами. В таком случае, во-первых, необоснованно исключается ответственность лиц, представляющих соответственно организации и публично-правовые образования, что ставит участников процесса в неравные условия; и, во вторых, злоупотребления других участвующих в деле лиц, в частности, третьих лиц, остаются безнаказанными; — что точно по замыслу законодателя понимать под недобросовестностью и как четко отграничить ее от добросовестного заблуждения; сюда же мы можем отнести и такую несколько «размытую» формулировку о «противодействии стороны правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела»; — каждый ли недобросовестный поведенческий акт должен немедленно получить самостоятельную оценку суда и фиксироваться в протоколе судебного заседания или вывод о систематичности противодействия правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела возможен на основе единовременной оценки всей совокупности недобросовестных процессуальных действий лица (когда кумуляция этих действий в поведении одной стороны дает основание суду проследить явную тенденцию причинить вред другой стороне); — должны ли указанные действия иметь однородный или разнородный характер; — наконец, где конкретно «разумные пределы» и как их соотносить с умышленным характером недобросовестного поведения 2? Д.А. Туманов отмечает чрезмерную абстрактность нормы, что в результате привело к пробелу в праве. В.М. Жуйков и М.К. Треушников трудности в применении статьи объясняют тем, что сторона, требующая компенсации за потерю времени, должна доказать недобросовестность своего оппонента в споре. А.Г. Новиков указывает, что бесспорных доказательств злонамеренности поступков стороны не имеется, поэтому мнение судьи по подобному вопросу всегда будет основано на вероятности, что неизбежно влечет риск его отмены. Соглашусь с двумя последними причинами, но все же из этих двух выделю главную — норма сама по себе является «дефектной». Действительно, в настоящее время эффективного наказания за различные злоупотребления правами, допускаемые участниками гражданского судопроизводства, процессуальный закон не содержит. 1 Медведев И. Р. Вопросы взыскания компенсации за потерю времени по ГПК РФ// Российская юстиция», N 10, октябрь 2007 г. 2 См., напр.: Кулаков Г., Орловская Я. Обязанности сторон в гражданском процессе // Российская юстиция N 4. С ; Новиков А.Г. Гражданская процессуальная ответственность. Дисс. канд. юрид. наук. Саратов, С ; Рязанова А. Причины «процессуального бессилия» сторон в споре // Российская юстиция N 2. С. 21; Юдин А.В. Противодействие злоупотреблению процессуальными правами в гражданском судопроизводстве // Гражданский процесс: наука и преподавание / Под ред. М.К. Треушникова, Е.А. Борисовой. М., С

Вновь открывшиеся обстоятельства ГПК РФ: судебная практика

Совсем иной подход к пересмотру дела в связи с совершением преступления участником процесса, в том числе судьей, при судебном разбирательстве. В таком случае дело принимается к пересмотру независимо от законности и справедливости решения. Основанием для пересмотра служит вступивший в силу приговор суда в отношении одного или нескольких участников процесса. Здесь важно отметить, что приговор должен касаться только преступления, совершенного при рассмотрении дела, иные преступления участников процесса не влекут пересмотра.

Согласно действующему законодательству под существенными обстоятельствами понимаются те обстоятельства, которые имеют значение для вынесения обоснованного и законного судебного решения. При этом для пересмотра дела важно, что эти обстоятельства не были известны лицу при обращении в суд и не стали ему известны в ходе рассмотрения дела. Как показывает судебная практика, в большинстве случаев истцу необходимо доказать, что ранее ему не было известно об этих обстоятельствах. При этом нет необходимости уточнять источник информации об этих обстоятельствах, но требуется представить доказательства их существования и указать причинно-следственную связь с предметом судебного разбирательства.

Свежие комментарии